АРХИВ

КАК ЗАШИБАЛАСЬ СТАЛЬ

Протекционизм в Азербайджане - дело обыденное. Никто не удивляется тому, что власть имущие, пользуясь своим служебным положением, одну за другой подминают под себя доходные сферы бизнеса. Практически во всех сферах экономики наблюдается стремление семьи монополизировать доходы. Под контроль семьи и ее олигархов перешли уже практически все сферы бизнеса. Поставки мяса и зерна, алкоголя и табака - все это давно стало предметом семейных интересов. Диапазон семейных интересов столь велик, что список сфер, которые они контролируют, вряд ли поместился бы на одной странице. С каждым днем семейные аппетиты растут, и очередная сфера подпадает под контроль.

ОБЫКНОВЕННЫЙ МОНОПОЛИЗМ

Несложно заметить, что в последнее время аппетиты семьи изменились. Раньше она довольствовалась примитивным способом добывания денег. Суть его состояла в том, что некий вид экспортируемого или импортируемого товара закреплялся за кем-то из членов семьи: хлопок получили одни, нефтепродукты - другие, алкоголь и табак - они же. Всем остальным приближенным оставались крохи с барского стола.
Но тактика наших олигархов стала меняться. Вместо того, чтобы продолжать заниматься сверхприбыльными экспортно-импортными операциями, они решили увеличить свои доходы. Принцип, к которому они прибегли, не нов и широко известен. Схема придумана не нашими "светлоголовыми". Практически все авторитарные режимы любили заниматься протекционизмом. Делается это очень просто.

Создается предприятие по производству некоего товара. Товар должен отвечать нескольким характеристикам, его потребление должно быть стабильным и несжимаемым. После чего ввоз аналогичного товара из-за рубежа приостанавливается. Сделать это можно разными способами - введением высоких ввозных пошлин или административным указанием "не впущать".

Именно по такой сцене в Азербайджане реализовано множество проектов. Первой ласточкой стали заводы, производящие алкогольную продукцию. Вложив немного денег в их модернизацию (в основном, покупку современных бутылок и этикеток) семейные олигархи приступили к реализации плана по недопущению алкоголя на рынок. Следующей жертвой пал табачный рынок. На базе Бакинского табачного комбината было создано предприятие "Юропиан табако", которое получило картбланш на монополизацию рынка сигарет. Из последних примеров можно привести ситуацию с созданием "Каспиан фиш" - частной компании, также получившей картбланш на добычу и реализацию черной икры. При этом все те, кто раньше занимался этим бизнесом, остаются не у дел.

Все эти предприятия объединяет одна черта - на открытии каждого из них присутствовал лично президент страны. Таким образом, всем наглядно демонстрировали, что функционируют они с высочайшего соизволения. Поэтому у экспертов сложилась устойчивая примета: если президент участвует в открытии нового предприятия - это означает, что оно входит в сферу семейных экономических интересов.

Поэтому, когда президент приехал на открытие "Баку стил компани", стало ясно, что рынок стали в ближайшее время окажется в руках семьи. Тем более, что и речь президента на открытии изобиловала заявлениями, более приличествующими руководителю компании, нежели главе государства. Так, президент заявил, что таможня должна принять меры по недопущению стальной продукции на азербайджанский рынок. И стало ясно, что монополизация рынка стали - вопрос времени.

СТАЛЬНАЯ ЛИХОРАДКА

Рынок стали в Азербайджане можно условно поделить на две составные части. В первую очередь Азербайджан - это потребитель стали и продукции из нее. Большая часть стали, поступавшей в Азербайджан, - сталь используемая в строительстве. В основном это арматуры разных сортов, трубы средних и мелких диаметров, швеллера, уголки и двутавры. В общем все то, без чего современное строительство немыслимо. Основными поставщиками этой продукции на азербайджанский рынок были металлургические заводы России и Украины.

С другой стороны Азербайджан, как, впрочем, почти каждая из советских республик, представляет собой клондайк металлолома. Хотя Всевышний и обделил Азербайджан большими природными запасами железной руды, база для производства стали у нас, тем не менее, богатейшая. В советское время металл был дешев, и потому его использовали в огромном количестве. А ныне поля и веси страны усеяны миллионами тонн металлолома.

Долгое время металлоломный бизнес представлял собой сферу интересов различных фирм, деятельность которых курировал Кямаледдин Гейдаров. Принцип работы был таков. Стоимость тонны металлолома в Азербайджане была равна 12-15 долларам, а на мировом рынке он стоил уже 75-80 долларов. Поэтому разница позволяла, имея прибыль, стабильно работать.

Правда, доход от этой операции оставлял желать лучшего. Дело в том, что основной потребитель металлолома - страны Юго-Восточной Азии и Китай. Для доставки его в эти страны необходимо использовать океанические суда, а с этим проблемы. Поэтому нашим металлоискателям приходилось перепродавать металл в Турцию через Грузию. что существенно снижало доходы.

СТАЛЬНОЙ ПАТРИОТИЗМ

Гениальная идея - как соединить рынок производства стали с рынком металлолома - пришла в голову широко известному в Азербайджане предпринимателю Паоло Пярвизу. Азербайджанец иранского происхождения с итальянским именем, занимавшийся гостиничным бизнесом, он вдруг загорелся идеей стать стальным магнатом.

Так появилась компания "Баку стил компани". Эта компания, инвестировав небольшие средства, создала на базе завода "Азерэлектротерм" предприятие по производству стальных изделий из металлолома. Идея, легшая в основу создания этой компании, свежа, как молодой редис, и незатейлива, как грабли. Берется дешевый металлолом, переплавляется, и из него изготавливаются пользующиеся высоким спросом стальные изделия. Рентабельность операции грандиозна. Дешевые сырье и рабочая сила позволяют изготавливать продукцию с минимальной себестоимостью.

Ежесуточно в печи выплавляется порядка 500 тонн металла, благодаря чему в течение месяца удается отлить до 130 тысяч тонн арматуры и порядка 20 тысяч тонн полуфабриката (стальных болванок). Основная статья дохода предприятия - экспорт стали за рубеж, а не на внутренний рынок. Отпускная цена тонны арматуры на "Баку-Стил" - $271. Если к ней прибавить наценку оптовых (около $10) и розничных перекупщиков ($20), то получается, что арматура завода реализуется на внутреннем рынке почти по $300 за тонну.

По самым смелым расчетам стоимость тонны готовой продукции на "Баку стил компани" не превышает 50 долларов. В то время как стоимость готовой продукции - не меньше 270. Таким образом, не надо быть Лобачевским, чтобы посчитать доходы наших стальных баронов. Для того, чтобы сохранить их доходы высокими, президент издал указ, которым запретил вывоз металлолома из Азербайджана. Цена на сырье упала до 5 долларов на тонну.

Но тут возникли проблемы. Во-первых, местная продукция не стала пользоваться спросом у потребителей. Несмотря на многочисленные сертификаты качества, которые были получены "Баку стил компани" на свою продукцию, потребитель продолжал покупать российский и украинский металл. Убедить потребителя в том, что местный товар аналогичен по качеству импортному, практически невозможно. К тому же, за мнением потребителя стоит не только субъективное ощущение, что наш металл априори хуже, за ним - теория металлургии. А она неприкрыто утверждает: получение металла электротермическим путем - нерентабельно и не позволяет получать металл с характеристиками, позволяющими его использование в ответственных конструкциях.

Само понятие электротермической плавки возможно лишь при условии использования дешевой электроэнергии. Практически во всех странах этот способ не получил развития, потому что мартеновский или конвертерный способы плавки метала позволяют получать дешевую сталь с высокими эксплуатационными характеристиками. Так каким же образом в Азербайджане удается получить сталь с дешевой себестоимостью и высокими (согласно сертификатам качества) параметрами качества?

Не помогла и апелляция к патриотизму. Азербайджанский потребитель наотрез отказывался поддержать местного производителя стали, продавая свою душу проверенным изготовителем сталепроката из Украины и России.

Видя, что сертификационными и патриотическими аргументами наш народ не прошибешь, руководство компании прибегло к излюбленному методу национальных олигархов - шлагбауму. Начиная с 4 августа сего года, весь поступающий в Азербайджан металл стал тормозиться таможенными органами. Без объяснения причин все вагоны с металлом стали задерживать на Самурском железнодорожном ТПП. На сегодняшний день там скопилось более 5000 тон металла.

Среди пострадавших фирм не только нашумевшая фирма "Марс С", которой принадлежит 750 тонн металлоизделий. В этом числе и фирмы, находящиеся под патронажем августейших лиц. А это показатель того, что руководство Государственного таможенного комитета работает не по собственной инициативе, а по поручению самых высокопоставленных особ. Это означает одно - стальной рынок монополизирует семья.

И тут опять всплыло имя основателя "Баку стил компани" Паоло Пярвиза. Ясно, что он представляет не самого себя, а тех, кто стоит за этой операцией. Также ясно, кто мог организовать столь мощную поддержку стальному магнату.

СТАЛЬНОЙ БАРОН

Кто же такой Паоло Пярвиз? Человек, владеющий монопольными позициями в нескольких сферах экономики страны. А что мы знаем о человеке, которого с полным основанием можно назвать олигархом алиевского призыва, партнером семьи, ее доверенным лицом и менеджером?

Согласно информации из компетентных источников, Паоло Пярвиз родился в Иране. Детство и юность его прошли на севере Ирана и в Тегеране. Отец будущего олигарха был при шахе высокопоставленным офицером иранской армии, генералом, участвовал в подавлении беспорядков и поэтому после исламской революции 1978 года был вынужден эмигрировать за рубеж.

После смерти отца получивший неплохое наследство Пярвиз решил начать новую жизнь. Именно с этой целью он взял себе европейское имя. Но начальные бизнес-проекты Паоло были неудачны. Злые языки утверждают, что виной тому был неуемный азарт Паоло Пярвиза. Он часто и неудачно играл на тотализаторе, и с такими же результатами - за карточным столом.

Но Госпожа Удача все же улыбнулась ему. Правду говорят, если не везет в картах, обязательно повезет в любви. Паоло Пярвиз к середине своей жизни обрел любовь. Чувство это возникло в его мятежной душе и поглотило его с страстью южанина. Эта была любовь на всю жизнь.

Паоло Пярвиз полюбил президента Гейдара Алиева. Движимый исключительно этим чувством, он приехал в Азербайджан, имея в кармане всего несколько тысяч долларов. Но не это было главным. За его плечами был богатейший опыт сомнительных операций и умение строить отношения с западными фирмами.

Зять президента Махмуд Мамедкулиев познакомил Паоло Пярвиза с членами монаршей семьи, и с этого момента началась совсем другая жизнь. Паоло Пярвиз решил построить в Азербайджане отель мирового уровня. Ожидаемый нефтяной бум обещал огромный поток иностранных гостей и огромные доходы первопроходцу.

Но вместо того, чтобы строить новый отель (что было бы гораздо дешевле), он решил реставрировать старый, никому ненужный клоповник - гостиницу "Нахичевань". В то время эта гостиница вела жалкую ущербную жизнь полупритона-полуночлежки. И именно этот клоповник предстояло сделать частью всемирной сети отелей "Хьятт Редженси".

Почему именно ее? Ведь дешевле было построить новую или перестроить какой-то из элитных отелей советской поры. Ни место расположения, ни физическое состояние гостиницы не предполагали блестящего будущего.

Но Паоло Пярвиз действовал наверняка. Ему было важно название этой гостиницы - "Нахичевань". Он знал, что превращение гостиницы с столь дорогим сердцу президента названием в часть всемирной сети отелей вызовет у президента одобрение и откроет путь к президентскому сердцу. Паоло Пярвиз жаждал взаимности от президента и клал к его ногам дорогой его сердцу подарок.

И он не ошибся. Президент возлюбил Паоло настолько, насколько вообще в состоянии возлюбить. План переоборудования президент одобрил. Но на это были нужны деньги. А их были готовы дать владельцы сети "Хьятт" братья Принскер. Правда, было небольшое "но" - они хотели правительственной гарантии. Правительство эту гарантию дало. При монаршей помощи Паоло Пярвиз превратил гостиницу "Нахичевань" в целый парк. Количество корпусов увеличилось до восьми.

В страсти обустроить гостиницу он не останавливался ни перед чем. Так, его планам мешал старый автовокзал. Проблема была в том, что он был приватизирован работниками этого предприятия, планы которых не совпадали с планами Паоло Пярвиза. В результате итоги приватизационного аукциона были отменены в судебном порядке, а сам автовокзал стал частью империи отелей Паоло Пярвиза.

В разговоре с работниками автовокзала разгоряченный Паоло Пярвиз выкрикнул: "В этой стране я делаю все, что захочу! Кто вы такие, чтобы мне противостоять?!".

Следующим бизнесом Паоло Пярвиза стало производство воды "Шоллар". Разливая обыкновенную, текущую из-под кранов воду, он стал собирать неплохую прибыль.

Вообще все бизнесы Паоло Пярвиза объединяет одно: все они - часть империи владений семьи. Практически все они крайне примитивны, но высокоэффективны, и практически все осуществлены за счет привлечения сторонних инвесторов, которые потом "отбортовываются". Единственным партнером, с которым Паоло Пярвиз ладит всегда, является семья. Оно и понятно, потому что в основе их отношений лежит любовь. Любовь к деньгам, которые, как известно, не пахнут.

РАСИМ НУРИЕВ,

"Монитор",  № 7(15), 2002 г.